Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:01 

[Fanfiction]

Kuroi_Kyoji
A Big Fan of .. スバル
Автор: Kuroi_Kyoji
Название: Eden
Главы: 9-15
Фэндом: Kanjani8
Пейринг: МаруБару, Йокура, Ре/Субару
Жанр: Romantic, Angst
Рейтинг: NC-17
Размер: Миди
Примечание: коллаж моего авторства



9.


В дверь позвонили. Окура удивленно поднял голову и посмотрел на часы. Кто бы это мог быть так рано? Сам Тадаеши специально встал ни свет ни заря, чтобы успеть приготовить лазанью, которую он мечтал освоить вот уже несколько месяцев и все не находил времени. Даже сегодня ему предстояло дать интервью одному известному журналу. Поэтому-то парень и завел будильник на 7 утра, чтобы успеть осуществить все планы. Но то, что кому-то еще не спалось в такую рань, стало неожиданным.
Окура опустил ступни ног в пушистые кремового цвета тапочки и пошел в прихожую. Посмотрев в дверной глазок, парень изумленно приподнял брови, увидев Йокояму. Сердце забилось чаще, пробудив в памяти ту ночь, когда они с Ю перебрали с алкоголем и… А вот что следовало за этим «и», Тадаеши, как назло, не помнил. Повышенный градус, словно борная кислота, проел рваные дыры в его памяти.
Заметно волнуясь, Окура повернул щеколду и открыл дверь.
- Прости, не разбудил? – поспешно извинился Йокояма.
- Нет, я уже не спал, - улыбнулся Тадаеши, почувствовав, что улыбка получилась очень натянутой.
- Я.., - Кимитака замялся. – Можно зайти?
- А? Да, конечно! – спохватился Окура, смущенно хохотнув. – Проходи, - он посторонился, освобождая дверной проем.
Йокояма выглядел невыспавшимся и немного нервным. Он периодически облизывал свои губы и поправлял челку, падающую на глаза.
Парни прошли на кухню, и Тадаеши поставил чайник.
- Что-то случилось? – спросил он, чувствуя, что планы насчет лазаньи стремительным образом вычеркиваются из его графика.
Ю что-то нечленораздельно пробормотал в ответ и тут же попросил воды. Окура наполнил стеклянный стакан и с замиранием сердца поставил его перед одногруппником.
- Таччон, - резко и взволнованно сказал Кимитака, залпом опустошив стакан и заставив Тадаеши вздрогнуть от этого обращения.
- Да? – негромко ответил тот, нервно перебирая ставшие влажными пальцы рук.
- Скажи мне прямо, что у нас было, кроме поцелуев? – на одном дыхании спросил Йокояма.
Окура широко распахнул глаза. Поцелуи? Значит, они все-таки целовались! Теперь парню стало совсем не по себе. Низ живота предательски заныл, горло пересохло, а ладони еще сильнее взмокли.
- Мы.. целовались? – хриплым голосом прошептал Тадаеши, сознательно избегая взгляда Кимитаки.
- Ну, да, - смутился Ю. – Ты не помнишь?
- Прости, - пробормотал Окура. – Это алкоголь.
- Понятно, - Йокояма помрачнел. – Значит, и то, что было после, ты тоже не помнишь.
- Не помню, - согласился Тадаеши, не понимая, почему ему, равно как и одногруппнику, стало грустно.
- Тогда, скорее всего ничего не произошло, - внезапно сделал вывод Кимитака.
- Почему ты так думаешь? – спросил Окура.
- Мне кажется, что такое мы должны были хоть отрывками, но запомнить, - объяснил Йокояма.
- Наверное, - Тадаеши смущенно улыбнулся.
- Ты прости, что я к тебе полез со всеми этими поцелуями, - начал оправдываться Ю. – Мы ведь пьяные были.
- Да ничего, - поспешно ответил Окура и улыбнулся, сам не зная, почему по телу заструилось приятное тепло и непонятное чувство радости.
Спустя пару минут оба, весело смеясь, пили горячий чай и обсуждали предстоящее Тадаеши интервью.
- И тут на вопрос «самый необычный поцелуй в вашей жизни» ты отвечаешь «с моим горячо любимым одногрупником, когда мы здорово перебрали в караоке-баре», - важно объявил Йокояма, заразно засмеявшись, заставляя Окуру присоединиться к его смеху.
- Я предствляю лицо журналиста, - усмехнулся Тадаеши. – Он решит, что это шутка.
- Но в каждой шутке есть доля правды, - захихикал Кимитака.
- Ладно тебе, - хохотнул Окура. – Пора мне собираться.
- Не забудь рассказать о поцелуе! – крикнул, смеясь, Йокояма скрывшемуся в спальне Тадаеши.
Он не увидел, как губы Окуры расплылись в улыбке.

10.


Субару не пересекался с Рюхеем несколько дней после той ночи. По правде говоря, он и сам не знал, был ли он готов к разговору. Все-таки тема очень интимная, в прямом смысле этого слова.
Зато Шибутани встретился с Нишикидо. Абсолютно случайно. В одном баре, куда Субару заглянул, чтобы немного отдохнуть от работы. И очень удивился, увидев за барной стойкой Ре. Одногруппник, судя по виду, выпил уже не одну порцию текилы и широко, но заметно пьяно, улыбнулся Шибутани, когда тот сел рядом.
- Бару, - Нишикидо сфокусировал взгляд на друге. – Какими судьбами? Не знал, что ты ходишь по барам. Обычно этим занимается Таччон.
- Нужно было побыть одному. Подумать, - объяснил Субару. – Не получилось.
- Я испортил тебе вечер, да? – понимающе спросил Ре.
- Да нет, - успокоил его Шибутани. – Все в порядке.
- А что случилось, что ты хотел побыть один? – продолжил расспросы Нишикидо, заказывая жестом у бармена еще стаканчик текилы.
- Ничего, - быстро ответил Субару. – Это личное.
- Да без проблем, - Ре сделал глоток и поморщился. – Не хочешь – не рассказывай. Дело твое.
- А ты почему так надираешься? – в свою очередь спросил Шибутани, оценив взглядом состояние одногруппника.
- Это личное, - сказал Нишикидо и широко улыбнулся.

- Почему грустный-то такой? – спросил Шинго у Рюхея, заметив его печальное лицо.
- Кажется, я совершил ужасную глупость, - покачав головой, ответил тот. – Я бы даже назвал это страшной ошибкой.
- Что случилось? – забеспокоился Мураками.
С Мару редко случались неприятные события, и особых проблем у него почти никогда не было. Но раз он так говорит, значит что-то серьезное.
- Если я скажу тебе, обещаешь никому не рассказывать? – перешел на шепот Рюхей.
- Конечно, - прохрипел Шинго и для достоверности несколько раз кивнул головой.
- Я.., - Маруяма нервно сглотнул подступивший к горлу комок. – Я переспал с Бару.
Хина выпучил глаза от неожиданного заявления друга.
- Т-ты что сделал? – на всякий случай переспросил он, решив, что неправильно понял прозвучавшую фразу.
- У нас с Бару был секс, - четко произнес Рюхей и внимательно посмотрел на Мураками.
Тот молчал, пребывая пока в немом шоке от услышанного.
- В последнее время я часто бывал у него в гостях, - начал объяснять Маруяма. – Иногда делал ему массаж и всегда замечал, что он…ну, слишком сильно реагирует на него. – А на днях, когда я ночевал у него, он уже уснул, и…я не смог сдержаться. Вобщем, я сделал это с ним.
- Просто потому, что возбудился от вида стоящего члена Субару?! – к Хине вернулся дар речи.
- Нет, конечно! – воскликнул Рюхей. – То есть, конечно, это стало одной из причин. Но, по правде говоря, Шинго, я люблю его. Давно и сильно.
Мураками выглядел шокированным, как никогда раньше. Таких подробностей личной жизни одногруппника он не ожидал и даже подумать никогда об этом не мог. Он пытался подобрать какие-то слова, но в голове была каша из восклицаний.
- Догадываюсь, о чем ты сейчас думаешь, - понимающе горько усмехнулся Мару. – Но знаешь, любовь такое чувство, которое нельзя настроить по своему желанию. И нельзя выбрать, кого любить, а кого нет.
- Я понимаю это, конечно, - согласился Хина. – Но и ты пойми, что для меня это большое потрясение. Хотя я в любом случае буду счастлив, если моим друзьям хорошо. Пусть даже им хорошо друг с другом.
- Шинго, ты такой милый, - улыбнулся Рюхей и тут же вздохнул. – Только вот со стороны Субару все не так, как с моей. Я не уверен, что он хотел…
- Ты его что же, изнасиловал?! – воскликнул Мураками.
- Нет! Нет, конечно, - Мару замялся. – Но мы ведь молчали во время…и…я все это начал. Он тоже был в шоке. Поэтому…я не знаю, что мне теперь делать! Я не знаю, что он чувствует и о чем думает после произошедшего.
- Так иди и поговори с ним! – нахмурился Шинго. – Сидишь тут, как девка! Будь мужиком! Пришел и сказал, что любишь его, давай будем вместе! И все! А так сидеть и накручивать, знаешь ли, можно всю свою личную жизнь в унитаз спустить!
Мураками не понимал, почему вдруг начал направлять Маруяму к активным действиям. Все это противоречило его взглядам и устоям. Но Мару был его другом. И Шибутани тоже. Они оба ему дороги. И если их счастье в их союзе, пусть и пока непонятно, так ли это для Субару, то так тому и быть!
Рюхей тепло улыбнулся.
- Спасибо, Шинго, - тихо сказал он. – Я обязательно поговорю с ним.

11.


«Бару, давай встретимся завтра в 10 в центральном парке. Мару».
Субару несколько раз перечитал это сообщение. Рюхей оказался смелее его и первым предложил поговорить. Правда Шибутани пока слабо себе представлял, каким получится этот разговор. Но нужно было преодолеть страх и прийти на встречу.
Утро следующего дня получилось волнительным, как никогда раньше. Субару так не переживал даже перед первым выходом на сцену. Возможно, потому что выступление было отрепетировано сотню раз, а то, что предстояло пережить сейчас… Шибутани сделал глубокий вдох, чтобы немного успокоить нервы и вышел из такси, которое уже остановилось возле парка.
Маруяма уже ждал его около ворот. Субару почувствовал, как подкашиваются ноги от страха, но заставил себя подойти к одногруппнику.
- Привет, - Рюхей улыбнулся, но не обнял Шибутани, как обычно делал это при встрече.
Субару заметил, что Мару нервничает ни меньше его самого и смотрит на него переживающим взглядом. Шибутани постарался улыбнуться в ответ.
- Ты хотел поговорить? – спросил он сиплым от волнения голосом и тут же откашлялся.
- Да, хотел, - мягко ответил Рюхей. – Не против, если мы пройдемся?
- Конечно, пошли, - согласился Субару, поправив волосы рукой.
В этом году, на удивление жителей города, в Токио выпал в небольшом количестве снег. Парк сильно преобразился благодаря нему. Раскидистые сакуры словно расцвели второй раз. Но парни не замечали красоты вокруг. Каждый был погружен в свои мысли. Тишина затянулась, прерывающаяся лишь хрустом снега под ногами.
- Бару, - наконец нарушил долгое молчание Мару.
Шибутани мысленно приготовился к сложному разговору.
- Бару, я…, - Рюхей поднял взгляд на небо. – Я хочу извиниться перед тобой. То, что у нас было…
- Я не жалею, - негромко перебил его Субару и почувствовал, как Мару удивленно посмотрел на него, но сам не осмелился сделать то же самое.
- Ты…то есть…, - Рюхей потерялся в словах.
- Не переживай по поводу того, что случилось, - добавил Шибутани. – Со мной все в порядке, и…если честно, мне понравилось.
Маруяма остановился. Он смотрел на также остановившегося повернутого к нему спиной Субару, и не мог поверить тому, что слышит. Наконец, к нему вернулся дар речи.
- Бару…это…твои слова. Ты себе представить не можешь, как я счастлив это слышать, - чуть ли не шепотом сказал Рюхей. – Я так боялся, что…после того, что случилось, ты перестанешь со мной разговаривать.
Шибутани повернулся и, наконец, поднял глаза на Мару.
- Я не понимаю, что сейчас чувствую, - неуверенно сказал он. – Но мне очень не хватало тебя эту неделю. И я не знаю, почему меня так сильно тянет к тебе.
Рюхей медленно подошел к Субару и обнял его, прижав к себе.
- Бару, я люблю тебя, - прошептал он ему на ухо.
Шибутани закрыл глаза и обвил руками талию Рюхея.

- Нет, ты можешь поверить? – воскликнул Йокояма, во все глаза смотря на Ясуду. – Мне сегодня позвонил Мару и сказал, что это правда!
- Я ведь тебе говорил, - лучезарно улыбнулся Шота. – Я разговаривал с Субару, и он мне сказал, что они теперь вместе. Это так мило, да? Я очень рад за них!
- Но я в шоке! – продолжал удивляться Ю. – Главное, они вообще никогда об этом даже не заикались. Что у них такие наклонности. Хотя мы уже столько лет друзья!
- Во-первых, у них вовсе не «такие», как ты выразился, наклонности, - возразил Ясу. – Их влечение исключительно друг к другу. – А во-вторых, стал бы ты рассказывать всем, даже друзьям, что у тебя отношения с парнем, если ты еще сам в них не уверен?
- Наверное, ты прав, - пробормотал Кимитака, вспоминая поцелуй с Окурой.
Нишикидо сидел в углу гримерной, не говоря ни слова.

12.


Поначалу Субару чувствовал себя странно. У него давно не было отношений и никогда не было их с парнем, который к тому же по совместительству его друг и одногруппник. Поэтому Шибутани первое время вздрагивал, когда Рюхей внезапно обнимал или целовал его. Но потом привык и тепло улыбался, когда Мару проявлял к нему знаки внимания. Они не жили вместе потому, что было рано. Но зато часто ночевали друг у друга. И Субару предоставляло огромное удовольствие просыпаться в объятиях Рюхея.
Маруяма наслаждался каждой минутой, проведенной с Шибутани. И как он раньше не понимал, что за всей этой заботой о друге, за его бесконечной привязанностью и волнением спрятаны куда более глубокие и сильные чувства! Рюхей старался дарить Субару всю свою нежность и любовь. Он удивлял его подарками, готовил вкусности и был счастлив, когда видел на лице Шибутани искреннюю улыбку.
Одногруппники восприняли новость об их отношениях по-разному. Мураками поддержал, потому что счастье друзей для него было важнее собственных убеждений. Йокояма долгое время не мог привыкнуть к тому, что Мару иногда обнимал Субару и целовал его в зону виска. Но потом перестал обращать на это внимание. Ясу откровенно радовался, к своему же собственному удивлению. Он помнил, что ему стало не по себе после того, как он узнал, что Окура мог переспать с Йоко. Но почему-то Шибуяна и Мару он поддерживал и смущенно улыбался, видя их отношения. Нишикидо никогда не высказывался о своих мыслях по этому поводу. Он не выглядел ни обрадованным, ни обозленным. Казалось, что ему все равно. Окура, как и Хина, поддержал друзей.
Вцелом в Kanjani8 царила дружеская атмосфера, не смотря на изменения, которые произошли.
Надо сказать, Субару испытывал чувство облегчения. Он очень боялся, что их с Рюхеем новая ступень отношений станет неприятным шоком для всех и вызовет раскол в их дружбе. Но одногруппники были настроены положительно, и Шибутани успокоился.

Турне прошло на редкость хорошо. Поклонники были в восторге от новых песен Эйто и от их номеров. Kanjani8 остались довольны всеми проведенными концертами. А время неумолимо приближало новогодний концерт Johnny's Entertainment.
Как-то во время репетиции Хина попросил внимания у одногруппников. Те удивленно посмотрели на него и отложили инструменты.
- Скоро Рождество, - сообщил Мураками.
- Какая шикарная новость! – посмеялся Йоко.
- Прекрати! – возмутился Шинго. – Так вот! Скоро Рождество. И я подумал, почему бы нам не провести его вместе?
- Хорошая идея, - улыбнулся Ясуда.
- У меня есть предложение поехать за город и на сутки арендовать домик, - продолжил Хина. – Побудем вместе, отдохнем перед предстоящим концертом, пообщаемся в нерабочей обстановке. Ну, как? Согласны?
Одногруппники обменялись кивками и довольными улыбками.

Спустя несколько дней Эйто стояли у двери деревянного домика и увлеченно болтали. Внутренний интерьер приятно порадовал всех. Домик был очень уютный, теплый и обставлен со вкусом.
Комнат оказалось четыре и плюс общая гостиная, ванная с туалетом и кухня. Недолго думая одногруппники разделились на пары, кроме Мураками, который заявил, что у него очень чуткий сон, и он будет спать один.
Окура сразу же потянул Йоко в комнату, чтобы положить сумки. Ясу тихо хихикнул, глядя на них, и тоже отправился заселяться с Нишикидо. Субару с Рюхеем еще немного полюбовались интерьером общей гостиной и пошли осматривать последнюю незанятую комнату.
- Эй! – вскоре раздался возглас Йоко. – Почему у нас кровать одна двухспальная?
- Не у тебя одного, - прозвучал голос Ре за стеной. – Хина! Ты ничего не напутал?! – громко крикнул он.
- Ничего я не напутал! – проворчал Шинго. – Это остался последний свободный дом!
Нишикидо недовольно поморщился и посмотрел на Ясу.
- Да какая разница! – махнул рукой тот. – Поспим вместе. Все равно только одну ночь, - и он продолжил доставать из сумки цветной домашний костюм и тапочки.
Ре закрыл глаза. Хотелось курить.

Горящее пламя в камине невероятно успокаивало и грело. Сидящие на мягких диванчиках Эйто с большим аппетитом ели приготовленный Окурой и Маруямой рождественский пудинг, запивая его горячим чаем с пряностями.
- Может, поиграем во что-нибудь? – вдруг предложил Рюхей, решив сделать атмосферу в гостиной повеселей.
- Во что? В «бутылочку»? – посмеялся Кимитака.
- Давайте в «бутылочку»! – согласился воодушевленный Мару, широко улыбнувшись.
- Да я ведь пошутил! – Йоко округлил глаза и покраснел. – Какая бутылочка?!
- С поцелуями, - хихикнул повеселевший Окура.
Хина выглядел не очень довольным этой затеей, но его поддержали только Ю и Ре, а значит, они были в меньшинстве, и всем пришлось согласиться.

13.


Как и следовало ожидать, игра «в бутылочку» получилась жутко веселой и смущающей одновременно. Еще до ее начала Мару заявил, что обычные правила неинтересные, и игра вскоре им наскучит. И он предложил написать на листочках части тела, чтобы тот, кто крутил бутылку, вытаскивал затем из нее бумажку и целовал «жертву» в то место, которое было написано. Окура и Ясуда всецело поддержали новые правила, в душе надеясь, что ужасная участь на самые смущающие части тела их не настигнет. Мураками очень возмущался, вооружившись застеснявшимся Йокоямой. Оставалось узнать мнение Субару и Нишикидо. Шибутани сказал, что ему, честно говоря, вообще не особо хочется играть в эту игру. Но умоляющий взгляд Рюхея заставил его согласиться. Ре, немного помолчав, заявил, что спорить с большинством бесполезно, и что «так уж и быть» он присоединится к ним.
Первым «местом», название которого прочитал с листочка Ясуда, оказалась щека. Тадаеши облегченно выдохнул, потому что бутылка указывала на него. Шота покраснел, но придвинувшись к одногруппнику, мимолетно его чмокнул. Эйто дружно заржали. Но каждый из них очень боялся своей очереди.
Вторым по часовой стрелке оказался Йоко. Он закрыл глаза, прежде чем заставить бутылку вращаться. Когда, собрав всю храбрость, Ю осмелился взглянуть на результат, он увидел Маруяму, невероятно смутившегося от произошедшего. Субару недовольно прищурился, пытаясь прочитать текст на листочке, который вытащил Кимитака.
- Ахахахаха! – загоготал Хина. – «Губы»!
Йокояма готов был провалиться под землю, лишь бы не выполнять задание и не слышать хохот одногруппников. Смеялись все, кроме Шибутани и Окуры, которые выглядели совершенно не радостными. Но выбора не было, и Ю одарил Рюхея коротким «чмоком».
Игра продолжалась еще какое-то время, по ходу которого Тадаеши элегантно поцеловал руку Мураками, а сам Шинго – нос Шоты. Жертвой поцелуя в шею от Рюхея стал Нишикидо, и Субару снова почувствовал укол ревности. Но когда очередь перешла к Ре, Шибутани и думать об этом забыл, потому что бутылка указывала на него, а словом на листочке снова было «губы».
Субару обепокоенно посмотрел сначала на Маруяму, который, молча, изобразил «ничего не поделаешь», хотя и выглядел расстроенным, а затем на Нишикидо, на губах которого заметил едва уловимую улыбку. Он не успел подумать об обозначении этой самой улыбки, потому что губы Ре накрыли его собственные в отнюдь не простом «чмоке», а в жарком и властном поцелуе.
Даже Эйто от неожиданности примолкли. Рюхей округлил глаза, совершенно растерявшись от действий Нишикидо.
Субару, резко очнувшись, оттолкнул от себя Ре, шокировано посмотрев на него полными недоумения глазами. Нишикидо, ничего не говоря, встал и вышел из гостиной.
На какое-то время в компании нависла тишина. Йокояма первым нарушил молчание, пробормотав:
- Пойдемте спать.
Праздничного настроения как ни бывало.

- Зачем ты это сделал? – громко спросил Субару, зайдя на кухню, в которой курил Ре.
- А что? Правилами запрещено? – съязвил тот, не смотря на парня.
- Ты прекрасно знаешь, что мы с Мару вместе, - продолжил возмущаться Шибутани. – Тем более игра была предложена для веселья. А ты устроил какой-то цирк и на полном серьезе меня засосал. Зачем?
- Не догадываешься? – грубо ответил вопросом на вопрос Нишикидо.
- Нет, - серьезно сказал Субару.
- Хочу тебя, - прохрипел Ре и сделал очередную затяжку.
- Ч-что? – Шибутани не знал даже, что ответить на такое заявление. Он во все глаза смотрел на Нишикидо, который вдруг резко встал из-за стола и подошел к нему вплотную.
- Я тебя хочу, - повторил Ре и прижал Субару к себе, но тот откинул с себя его руки.
- А я тебя нет, - сказал он, нахмурившись. – Мне очень жаль, если я тебя обижаю. Но между нами никогда ничего не может быть.
Нишикидо усмехнулся.
- Я знаю, - сказал он уставшим голосом. – Поэтому ничего не говорил. Забудь. Обо всем, что только что слышал.
- Ничего себе – забудь, - возразил Шибутани. – Сказал мне такое и сразу «забудь»? Я…
- Слушай, - вдруг резко прервал его Ре. – Если еще хоть слово скажешь, я тебя трахну. Прямо на этом столе. Понял? Убирайся отсюда! – он жестким выпадом показал ему на дверь.
Субару посмотрел на него полным злости взглядом, но ничего не сказал и вышел из кухни. Он слышал, как за его спиной разбилась ваза.

- Йокочо, - тихо прошептал Окура, услышав звук бьющейся посуды. – Они не убьют друг друга? Может спуститься?
- Разберутся, - проворчал Ю, повернувшись к парню, отчего кровать жалобно скрипнула. – Не маленькие.
- Как думаешь, почему он это сделал? – также тихо продолжил Тадаеши.
- Не знаю, что у него в голове происходит, - ответил Йокояма. – Может он влюбился в Субару и теперь ревнует его к Мару? Ты же знаешь, каким он от ревности вспыльчивым становится. Вспомни его несчастных девушек.
- Может…, неуверенно согласился Окура. – Йокочо, - вдруг серьезно сказал он.
- М? – Ю удивленно посмотрел на парня.
- Поцелуй меня.

14.


Ясу не мог заснуть. Он волновался за Субару, которого заметил направившимся на кухню. А там ведь был Ре! Шота больше всего на свете не любил ссоры. Но если судить по выражению лица Шибутани, настроен он был отнюдь не дружелюбно.
Ясу перевернулся на спину, уставившись открытыми глазами в пустой потолок. Казалось, каждая минута тянется целую вечность. Наконец, парень услышал, как открылась дверь в комнату, и зашел Нишикидо. Шота повернул голову, но не знал, что сказать. Сейчас любая его фраза наверняка была бы воспринята Ре агрессивно. Но долго мучиться от незнания, что делать, Ясуде не пришлось.
- Надоело, - тихо сказал Нишикидо и медленно сполз по стене на пол.
- Ре, - взволновался Шота. – Ты в порядке?
- А что? Похоже? – едко ответил тот. – И вообще, не лезь ко мне.
- Но может быть тебе высказаться? – начал настаивать Ясу. – Станет легче.
- Легче, говоришь? – протянул Нишикидо. – Я поругался с Субару.
Шота потупил взгляд. Как он и думал. Ссора.
- Что-то легче мне ни на грамм не стало, - усмехнулся Ре.
- Ты его любишь? – тихо спросил Ясуда.
- Кого?
- Шибуяна.
Нишикидо замолчал. Да и как можно ответить на вопрос, ответ на который ты не знаешь и сам? Любит ли он Субару? Возможно. Но не факт.
- Я не знаю, - наконец сказал Ре и повернул голову к окну, за которым виднелся припорошенный снегом лес.
Шота снова вернулся взглядом к потолку.

Проведенное вместе Рождество оказалось не таким замечательным и веселым, как того хотел Хина. Праздничного настроения одногруппников, как ни бывало. «Хотя, по сути, что такого ужасного произошло?» - думал Мураками. – «Подумаешь, поцеловал по-настоящему!» Но почему-то его мысли никто больше не поддерживал.
Вскоре началась активная подготовка к новогоднему концерту, и Эйто снова втянулись в работу, забыв о своем дурном настроении.

Звук стрельбы из ноутбука Субару был слышен по всей квартире. Рюхей нахмурился.
- Бару! Ты не хочешь сделать потише?! – громко спросил он, заглянув в комнату.
- Не хочу! – ответил Шибутани, активно нажимая на левую кнопку мыши, стараясь застрелить пробегающего мимо террориста.
- Но я хотел заняться пилатесом, - Мару подошел к любимому. – А для этого мне нужна тишина, пусть и не полная, но все же тише, чем сейчас.
Субару словно не слышал, он был слишком увлечен убийствами противников. Рюхей с грустью посмотрел на него и повернулся, чтобы уйти, но рука Шибутани остановила его.
- Прости, - виновато сказал он и выключил игру.
- Я думал, что, предложив мне переехать к тебе, ты подумал о том, что жить с кем-то сложнее, чем одному, - негромко произнес Рюхей.
- Да, да, - быстро ответил Субару. – Прости меня. Я просто…
- Больше думал сейчас о Ре, чем обо мне? – Мару повернулся к Шибутани и поцеловал его в макушку. – Я понимаю. Но послушай, хватит на него злиться.
- Я не злюсь. С чего ты взял? – фальшиво изобразил недоумение Субару.
- Бару, когда вы уже помиритесь? – вздохнул Рюхей и обнял любимого.

- И тогда о меня поцеловал, - улыбнулся Окура, рассказывая Шоте подробности ночи в загородном доме.
- А потом? – Ясу приоткрыл рот от удивления. Он и не думал, что после того случая с караоке, это может повториться.
- А потоооом, - Тадаеши засмеялся. – Мы сделали это, - шепотом сказал он.
- Эээээ?! – Шота вытаращился на Окуру. – Как?!
- Тебе подробно? – Тадаеши снова хохотнул.
- Нет нет нет! – Ясу замахал руками. – Лучше вкрадце.
- Он был очень осторожен и нежен, - Окура мечтательно улыбнулся. – Хотя все равно было больно, но к концу я тоже стал что-то чувствовать.
Шота густо покраснел.
- А потом он предложил мне встречаться с ним, - подвел черту Тадаеши.
- А ты? – спросил Ясу, хотя знал ответ заранее.
- Я согласился.

15. Финал


- Завтра вы записываете новый сингл, - объявил менеджер, когда Kanjani8 собрались в кабинете. – Нужно будет приехать в студию к десяти. И, пожалуйста, без опозданий.
- А сегодня у нас что? – скучающим голосом спросил Ре.
- Сегодня распределим строки, - ответил менеджер. – Посидите пока минут десять, я все принесу, - и он вышел за дверь, оставив парней одних.
Какое-то время сидели в тишине. Наконец, ее нарушил Йоко:
- Ребят, - он посмотрел на Ре и Субару. – Может, помиритесь уже? Сколько можно-то? Вы уже пару недель друг друга игнорируете.
- Не лезь не в свое дело, - грубо отозвался Нишикидо.
- Слушай, следи за речью, - серьезным голосом сказал Окура. – Ваша ссора касается нас всех.
- Таччон, умолкни, - огрызнулся Ре.
- Так! Давайте это прекратим! – возмутился Шинго, усадив на место Тадаеши, который резко встал на ноги после слов Нишикидо. – Нам ни к чему ругаться.
Субару молчал, упрямо делая вид, что ему все равно. Ясу и Мару выглядели смущенными и заметно нервничали. Ссоры в их группе бывали и раньше, но они касались работы и быстро разрешались. Сейчас все было по-другому.
- Бару, может, скажешь что-нибудь? – спросил Мураками.
- Мне не о чем с ним разговаривать, - ответил Шибутани, кивнув в сторону Ре.
Тот только закатил глаза, но ничего не сказал.
- Блин, вы реально достали! – резко выпалил Окура. – Детский сад! Пока не выясните свои отношения, работать не будем. Пошли, - он обратился к остальным. – Оставим их наедине. Пусть поговорят.
Эйто выглядели не очень довольными этой идеей, особенно Рюхей, но, тем не менее, вышли из кабинета.
Субару посмотрел на Ре.
- Что? – спросил тот, взглянув на него исподлобья.
- Давай говорить? – предложил Шибутани, стараясь не обращать внимания на тон, которым говорил с ним Нишикидо.
Ре отвернулся.
- Послушай, - негромко начал Субару. – Я люблю его.
- Я знаю, - тихо отозвался Нишикидо и, вытащив из кармана сигареты с зажигалкой, закурил.
- Ре, ты ведь мне очень дорог, - Шибутани опустил взгляд. – Помнишь, как мы вместе мечтали дебютировать, когда были джуниорами? Вместе учились танцевать. Записали первый сингл. Помнишь, как нам было весело? Как мы поддерживали друг друга. А сейчас…, - он на секунду замолчал. – Я не хочу, чтобы мы ругались. Прости меня, пожалуйста, я люблю Мару, но и не хочу терять тебя. Мне больно от того, что между нами происходит.
Нишикидо встал на ноги и медленно подошел к Субару. Шибутани поднялся со стула, внимательно смотря на парня. Ре улыбнулся уголками губ и обнял его.
- Прости меня, - прошептал он.

С того дня прошел месяц. Новый сингл был записан. Отношения в группе наладились.
Субару никогда не чувствовал себя таким счастливым. Их с Нишикидо дружба вернулась. А каждый день, проведенный с Рюхеем, казался ему раем. Он любил, когда Мару нежно целовал его веки, медленно опускаясь короткими поцелуями до губ. Любил засыпать в его объятиях и просыпаться от вкусного запаха готовящегося завтрака. Эти минуты счастья стали для него бесценными. Он не понимал, как раньше жил без них.

- Йокочо, - Окура улыбнулся, увидев счастливое лицо Ю, когда тот открыл дверь.
- Таччон, - Йокояма обнял парня, поцеловав в щеку. – Почему не пришел раньше?
- Я не мог, - надул губы Тадаеши. – Искал тебе подарок.
- Таччон, ты же знаешь, что для меня лучший подарок – это ты, - пробормотал сквозь улыбку Ю.
Окура хохотнул и чмокнул его в губы.
- Вот, держи, - он протянул Йокояме цветную коробку с огромным бантом. – С Днем Св. Валентина!
Ю, не скрывая своего любопытства, открыл свой подарок и расплылся в счастливой улыбке.
- Это же новая SPS! Спасибо! – и он смачно поцеловал Тадаеши. – Проходи, проходи! Твой подарок ждет тебя в комнате.
- Это то, о чем я подумал? – Окура пошло улыбнулся, представляя интимный полумрак, свечи и струящийся красный шелк на кровати.
- Нууу…, - Йокояма отвел взгляд, думая о пушистом котенке, которому он повязал зеленую ленточку и посадил в своей комнате, в ожидании Таччона. – Я уверен, что тебе понравится!

The end

@темы: - NC-17, -angst, -romance, Eito, Fanfiction, Maruyama Ryuhei, Murakami Shingo, Nishikido Ryo, Okura Tadayoshi, Shibutani Subaru, Yasuda Shota, Yokoyama Yu

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Kanjani8 Fanfiction and Fanart

главная