tanyashii
nandemo dekiru ko
Название: Холодно
Автор: tanyashii
Пейринг: Нишикидо Рё/ Ясуда Шота (не слишком удачный...) на фоне Субассан-дружбы
Рейтинг: PG-13
Жанр: Повседневность; отчасти - hurt/comfort (дружеский)
Размер: Драббл
Предупреждения: ненормативная лексика; ООС Нишикидо (хотя таким его видит, наверно, 80% JE-фандома)))
Дисклеймер: Моя только фантазия. Материальной выгоды не извлекаю


Нишикидо смотрел в потолок и курил. Ясуда смотрел на его профиль и пытался угадать, в чём причина сдвинутых бровей.

- Как же меня это всё зае8ало! - выругался Нишикидо и со злостью затушил недокуренную сигарету о пепельницу, стоявшую на прикроватной тумбочке. А потом и вовсе сел на кровати, поджав ноги. - Вот тебя не зае8ало? - повернулся он к Ясуде.

- Смотря, о чём речь, - ответил тот, приподнимаясь на локте.

- О чём речь? - Нишикидо усмехнулся. - Да вот об этом! - он развёл руками, указывая на номер лав-отеля, в котором они находились, и пояснил: - Лично меня уже порядком зае8али потр@хушки с коллегами!

- «Потр@хушки»? - Ясуда поднял бровь.

- А что это, по-твоему? Джонни-сан, сука, хитрый! Прописывает контракты так, что даже дышать начинаешь по его расписанию, не говоря уже об отношениях. Нормальных отношениях, я имею в виду, с девушками... Девушки - это такие существа с сиськами и без члена, - саркастично добавил он, снова поворачиваясь к Ясуде.

Тот подтянул простынь, закрывая живот.

- Я знаю, кто такие девушки.

- И, вроде, по контракту тебе не запрещено тр@хаться, ну, если только не «всё серьёзно»... Но если спалишься, то пи8дец тебе будет полный!..

- Ты всё ещё про те фотки? - осторожно спросил Ясуда.

- А про какие ещё? - Нишикидо откровенно злился. - После того, что мне устроили, я теперь всех девушек за километр обходить буду. Причём, с охраной, - он вскочил с кровати и начал нервно расхаживать по номеру. Остановился и снова повернулся к Ясуде. - Только вот, ему-то не объяснишь! - Нишикидо указал на свой член. - У меня от одной мысли о девушке стоит так, что хоть гвозди забивай! А спустить теперь можно только в такого же, как ты сам: повязанного контрактами и «кодексом чести истинного айдола»! А мне уже до смерти надоели мужики в постели! Накачанные, тощие, такие, как Йоко... Блядь! - Нишикидо снова схватился за сигареты. - Я бабу хочу, понимаешь? - сквозь зубы спросил он, пытаясь прикурить.

Ясуда поднялся с кровати, закутавшись в простынь, которой укрывался.

- Ты чего? - спросил Нишикидо, всё ещё зажимая сигарету губами.

Ясуда пожал плечами.

- Холодно. Пойду в душ, погреюсь.

- А... - Нишикидо затянулся и выпустил дым вниз. - Давай. А потом я. И пора уже сваливать отсюда.

***

Ясуда покинул отель, когда Нишикидо ещё был в ванной. Выйдя на улицу, он сразу же набрал номер Шибутани.

- Ал-лё, - от спокойного голоса друга как-то сразу стало легче.

- Привет, Бару! Ты сейчас где?

- Дома. А что? Что-то случилось?

Услышав ненужное беспокойство в голосе Шибутани, Ясуду постарался звучать беззаботнее.

- Нет, ничего не случилось, - он улыбнулся.

- Ага...

«Не поверил...»

- Нет, правда! - Ясуда решил стоять на своём. - Просто, бывает же так, что вдруг становится как-то паршиво на душе? И как будто холодно.

- Ясно. Только пожрать чего-нить принеси, ладно?

- Обязательно принесу! Спасибо!

Ясуда расплылся в настоящей улыбке и вдруг понял, что иногда даже короткие гудки могут согревать.




Название: В зеркале
Автор: tanyashii
Персонажи: Ясуда Шота, ОЖП
Рейтинг: G
Жанр: Мистика, джен/гет
Размер: Мини
Предупреждения: AU, вампиры, экстрасенсорные способности
Дисклеймер: Моя только фантазия. Материальной выгоды не извлекаю
Примечание: Вдохновилась драбблом Narana в комментариях к днерожденскому ЙоКура-посту


Ясуду Шоту нельзя было назвать обычным парнем. Он и обычным ребёнком никогда не был. В небольшом городке, где он родился, соседи и даже родственники старались держаться от него подальше: боялись, что он навлечёт на них беду. А ведь маленький «Шо-чан» всего лишь видел чуть больше, чем остальные. Например, призраков и лесных духов. А ещё он предсказывал несчастья и смерти. Иногда он, просто, видел грядущие неприятные события, но окружающие почему-то считали, что это он их и вызывает. «Опять беду накликал!» - ворчали они и недобро косились на мальчика, когда очередное его предсказание сбывалось. Однако сами же потом шли к нему за помощью: Ясуда определял заболевания лучше, чем врачи, а некоторые болезни даже сам лечил.

Со временем Ясуда перестал рассказывать даже близким людям о том, что видел. Но в помощи никогда не отказывал. А потом поступил в университет и уехал из родного города, в котором так и остался для всех непонятным и чужим.

В огромной Осаке никто не знал о необычных способностях невысокого парня из провинции. Ясуде удалось смешаться с разношёрстной толпой студентов и, как ему казалось, начать новую жизнь. По крайней мере, он старался выглядеть максимально беззаботным и всегда излучать позитив.

Но способности никуда не делись. Немногочисленные новые друзья (хотя «старых» у него и не было) подшучивали над Ясудой, что тот, якобы, обладает волшебными руками, но сами до конца не верили в закономерность между прикосновениями Ясуды и последующим исчезновением, например, головной боли. Смеялись, в шутку просили о помощи, когда под рукой не оказывалось никаких лекарств, а потом смеялись ещё громче, когда помощь действительно приходила. «Великая сила гипноза», - говорили они и даже собирались сделать Ясуде рекламу: раздавать на территории кампуса* листовки с описанием чудо-способностей и устраивать «приёмные часы» (платные, разумеется), но Ясуде удалось их отговорить.

О призраках, дýхах и прочих видениях Ясуда благоразумно молчал. Например, о девушке, которую он в последнее время частенько видел, но почему-то исключительно в зеркалах.

Поначалу изображение мигало, как в испорченном телевизоре, то пропадая, то появляясь вновь. За спиной девушки были различные помещения: от торговых центров и клубов до ванной комнаты с бледно-голубой кафельной плиткой и композицией из ракушек и искусственных цветов на открытой полке правого шкафчика. Девушка была напугана и будто пыталась что-то разглядеть через стекло, за которым находилась, иногда даже стучала по нему ладонью или кулаком. Ясуда не сразу понял, что девушка в эти моменты тоже стояла перед зеркалом.

Через некоторое время изображение перестало мигать, но зато девушка появлялась лишь мельком. Казалось, она стала игнорировать зеркала: проходила мимо, лишь изредка бросая взгляд на своё отражение и тут же отворачиваясь. Хотя иногда по вечерам она довольно долго смотрела в зеркало в той самой бледно-голубой ванной или в комнате, обвешанной постерами бойз-бэндов и различными девичьими штучками. Если Ясуда в тот момент тоже оказывался перед зеркалом, он не мог отвести от девушки взгляда.

Поначалу она иногда брала в руки что-нибудь из косметики - тушь, румяна, блеск для губ... - подносила к лицу, но потом снова откладывала в сторону. А потом как-то раз, сидя за туалетным столиком, девушка размалевала себе лицо, криво и, казалось, всеми имевшимися у неё тенями и карандашами, посидела так с минуту, пока по лицу не потекли слёзы, а потом одним движением смела всё со стола и ударила рукой по зеркалу, после чего изображение исчезло. Потом заплаканное лицо в разноцветных разводах появилось на фоне бледно-голубого кафеля и композиции из цветов и ракушек. Удар, и девушка снова пропала. «Разбила свои зеркала», - предположил Ясуда.

С тех пор девушка стала появляться только на фоне общественных помещений. Казалось, она заболела: побледнела, а вокруг глаз залегли тёмные круги. Кожа её стала почти прозрачной, а длинные густые чёрные волосы лишь подчёркивали хрупкость и лёгкость худенького тела. Это внушало тревогу.

Ясуда заметил, что стал намеренно искать зеркала, будь то витрины или зеркала заднего вида машин и автобусов, на которых он ездил. Он не хотел упустить ни одной возможности увидеть девушку, а если выдавалась свободная минутка, Ясуда проводил его перед зеркалом. Ему казалось, он может помочь незнакомке. Узнать бы только, кто она и где находится.

Однажды вечером девушка появилась в зеркале прихожей. Ясуда как раз вернулся домой и так и замер с ботинком в руке: ему показалось, девушка смотрела прямо на него. Однако буквально в ту же секунду девушка отвела взгляд. Ясуда выронил ботинок, очнулся от громкого звука, спешно стянул второй ботинок и подошёл к зеркалу.

Девушка, судя по всему, смотрела на стекло и водила по нему пальцем. Ясуда хотел было приложить к стеклу ладонь, но в последний момент одёрнул руку. Девушка отвлеклась от своего занятия и снова глянула за стекло, в пустоту. Ясуда не мог поймать её расфокусированный взгляд. Лишь заметил лихорадочный блеск в глазах и болезненный румянец на щеках.

- Знать бы, где ты... - прошептал он.

Лицо девушки исказилось болью, и она замахнулась, чтобы, по всей видимости, разбить и это зеркало, но кулак прошёл сквозь стекло. Ясуда отшатнулся от неожиданности, когда из зеркала резко высунулась тоненькая ручка, а девушка испуганно смотрела примерно на границу двух зеркал, разжала кулак и уже потянула руку к себе, но Ясуда успел её перехватить. Девушка вскрикнула, дёрнула руку, а потом испуганно уставилась прямо на Ясуду.

Преграда, разделявшая их, исчезла.

- Добрый вечер, - улыбнулся Ясуда, надеясь, что незнакомка говорит по-японски. Ни корейского языка, ни одного из китайских наречий он не знал. Он даже по-английски всего пару слов мог сказать.

- Кто ты? - девушка ещё раз попыталась вырваться.

- Меня зовут Ясуда Шота, - представился он, не отпуская тонкое холодное запястье. - Приятно познакомиться.

- Сато... Чихару, - неуверенно произнесла девушка, коротко кивнув. - Приятно познакомиться.

- Проходи? - Ясуда кивнул за спину, указывая на своё скромное жилище.

- А можно?

- Если приглашаю, значит, можно, - улыбнулся Ясуда и легонько потянул девушку к себе.

Та пару секунду колебалась, но потом всё же подтянула к себе какой-то стул и, не без помощи Ясуды, влезла через небольшое зеркало в чужую квартиру. Ростом она была чуть выше Ясуды, но когда, извиняясь, спешно разулась и скинула босоножки на платформе в генкан**, оказалась одного с ним роста.

- Простите за беспокойство, - пролепетала девушка, глядя на ладонь Ясуды, всё ещё сжимавшую её запястье.

- У тебя красивое имя, Чихару-чан. «Тысяча вёсен».

Девушка вздрогнула.

- Думаю, теперь оно должно писаться по-другому, - грустно улыбнулась она.

- Почему?

- Я проклята. Я жажду крови. И больше не отражаюсь в зеркалах. Боюсь, он сделал... я стала вампиром. Теперь я, наверно, «Кровавая весна»***. Я не могу есть обычную пищу: я от неё болею, - девушка прижала свободную руку к желудку. - Но и убивать тоже не могу. Не хочу! - она с отчаянием посмотрела Ясуде в глаза, будто желая, чтобы он ей поверил.

- «Он сделал»? - переспросил тот.

Девушка отвела взгляд.

- Он был красив и появился неожиданно, таинственно... Я думала, он моя судьба. Он пришёл так же, как я сейчас - к тебе... - девушка замолчала и испуганно посмотрела на Ясуду. - Значит ли это, что я сделаю то же самое с тобой?

- Конечно, нет, - он успокаивающе погладил её по плечу. - Кстати, я умею снимать боль. Может, я смогу тебя вылечить?

- Думаешь, это возможно?

- Не узнаем, пока не попробуем, - Ясуда подмигнул и снова улыбнулся.

- Спасибо, Шо-чан! - девушка крепко обняла его.

- Не за что...

«Если кто из нас двоих и проклят, то только я», - подумал он. - «Ты, даже став призраком, живёшь среди людей, а я, даже будучи человеком, разрываюсь между двумя мирами. Мне твои клыки не страшны, а вот ты станешь свободной...»

Это не было больно. Ясуда лишь крепче прижал к себе девушку, не позволяя отстраниться. Пока она не исчезла.

Ранка у основания шеи затянулась почти мгновенно. Ясуда жалел лишь о том, что не узнал настоящего имени девушки: ему очень хотелось узнать, обрела ли она покой после встречи с ним.



Примечания:

* Кампус - территория университета.

** Генкан - небольшая прихожая, уровень которой на ступеньку ниже уровня пола в остальном жилище; там оставляется уличная обувь.

*** Иероглифы 血(кровь) и 千 (тысяча) читаются одинаково - «чи». Правда, 血 читается так, когда стоит отдельно, а 千 - в сочетаниях ))) Т.е. по идее, «Кровавая весна» читалась бы «Кецухару», потому что 血 в сочетаниях читается именно «кецу» ))) Хотя у имён собственных порой весьма своеобразное прочтение )) Вспомнить хотя бы Джина, который, по идее «Хитоши», и Рё, который, вроде, должен был бы читаться «Акира» )))



Название: Не-падший ангел
Автор: всё тот же))) tanyashii
Пейринг: Шибутани Субару/ Ясуда Шота
Рейтинг: PG-13
Жанр: Фантастика, ангст.
Размер: Драббл/Мини
Предупреждения: AU; у автора было няшно-драматическое настроение; текст не вычитан
Дисклеймер: Моя только фантазия. Материальной выгоды не извлекаю.
Примечание: Навеяно образами из клипа "Fight for the Eight"


Сколько себя помнил, Субару был демоном. Он никогда не стыдился своей сущности. Демонам вообще неведом стыд. Но с недавних пор его начало беспокоить какое-то новое, а потому - пугающее чувство: будто он что-то сделал неправильно. Субару даже догадывался, что именно, но боялся принять эту догадку. А может, просто, надеялся, что интуиция его подводит. Хотя интуиция демонов никогда не подводит.

Но как признаться себе, что белокурое чудо, спящее сейчас у Субару на коленях, именно из-за него с каждым днём всё больше теряет свою ангельскую сущность, превращаясь в низшее из существ?

Падший ангел. Звучит красиво, но на деле - нет ничего ужаснее. Мучимый угрызениями совести за то, что сотворил, и не имеющий возможности покаяться, он ненавидит всё вокруг, начиная с того, кто его искусил, и заканчивая самим собой. Ненависть разрушает бывшего ангела и толкает на немыслимые поступки. Даже самые злые демоны не наносят Вселенной столько вреда, сколько падшие ангелы. Большинство демонов по сути являются мелкими пакостниками и всегда преследуют какую-то цель: обогатиться, получить удовольствие или стать сильнее... А падшие ангелы одержимы жаждой разрушения ради разрушения.

Субару знал всё это. Знал, но не мог устоять. Увидев однажды тогда ещё обычного, чистого ангела Шоту, он не смог перебороть желание. Желания: желание видеть его, желание слышать, желание прикоснуться, желание поцеловать, желание обладать... Он знал, что будет проклят как демонами, так и ангелами, осознавал, что обрекает Шоту на страдания, понимал, что в перспективе умножает Вселенское зло, но ангел был таким... светлым. Хотелось получить частичку этого света.

И что в итоге?

Теперь во взгляде и улыбке ангела всё чаще сквозит усмешка. Ещё не злая, но уже пугающая. И крылья, если появляются, отливают свинцом. А в моменты близости Шота всё чаще кусается и ведёт себя бесстыдно. А ведь в первый раз он, кажется, даже не понял, что произошло. Наверно, сначала он принял это за игру, смущающую, но по сути - невинную. И только потом долго плакал и умолял не оставлять его. Впрочем, Субару и не собирался этого делать. Получив частичку света, он стал зависим. Будучи проклятым - одиноким. И только ангел, такой же проклятый, мог спасти его от этого одиночества.

Когда Шота осознáет, кто является причиной всех его бед, он убьёт Субару. И это будет правильно. Возможно, это поможет Шоте частично справиться со своей ненавистью. По крайней мере, Субару очень на это надеется.

А может статься, что Субару сам не в силах будет наблюдать за превращением Шоты, и убьёт его. А потом и себя. И не станет в мире ещё одного падшего ангела и демона, его создавшего.

Неужели он чувствует себя виноватым? Ведь демонам неведомо чувство вины...

Сейчас Субару может осторожно перебирать пальцами светлые пряди. Пока Шота спит, пока закрыты глаза, в которых теперь всё чаще появляются искорки безумного веселья, Субару может представить, что ангел всё ещё чист и невинен. Если бы мимо проходил художник, он бы обязательно написал с них пастораль, настолько идиллически сейчас всё выглядит: парочка в тени раскидистого дуба, один спит, положив голову на колени другого, а тот любуется спящим и перебирает его волосы. Если бы живопись передавала звуки, шелест листьев и щебетание птиц дополнили бы картину.

И от этого становится ещё больнее.

Раньше Субару не жалел своих жертв. Жалость демонам тоже неведома. Но раньше он никогда и не поступал так. Не с ангелами. Люди - промежуточные существа: в них есть и ангельское, и демоническое, а потому их можно склонять как в одну, так и в другую сторону. Это не карается. Но Шоту ему было жалко. Шота не заслужил такого...

Наверно, так думают все демоны, погубившие ангелов.

- Какая идиллия, - хрипловатый спросонья голос Шоты заставляет Субару вынырнуть из своих мыслей. - Даже как-то не хочется её нарушать...

Субару слышится «разрушать», и он пытается успокоить себя только тем, что Шоте пока «не хочется».

- Да, ты прав, - с трудом соглашается он.

- Тебе не хочется? - лукавый взгляд приводит чувства в смятение.

- Разрушать? - переспрашивает Субару и тут же отвечает: - Нет.

- «Нарушать», - поправляет его Шота, хитро улыбаясь. - Неужели не хочется? - он поворачивается на бок и на мгновение утыкается лицом в пах Субару. - Хм... - возвращаясь в исходную позицию, на спину. - В самом деле... - почти разочарованно говорит Шота, внимательно глядя на Субару. - Обычно ты хочешь. Я тебе больше не нравлюсь?

- Глупости, - отмахивается Субару, пытаясь игнорировать перемены, произошедшие в поведении ангела. - Плотские желания - не показатель симпатии.

Шота на мгновение меняется в лице и отворачивается.

- Тут красиво, - говорит он совсем другим голосом. - Если можешь, убей меня здесь.

Сердце Субару пропускает удар. Или даже два.

- Почему?

- Я тебе уже не нравлюсь.

- С чего ты взял?

- Ты сказал: «Плотские желания не являются показателем симпатии». А кроме них, ты ничего ко мне не испытывал.

- Я сказал: «Симпатия проявляется не только в плотских желаниях». - Демон задумался. - По крайней мере, я хотел сказать именно это.

Шота коротко улыбается. Субару понимает это по тому, как на мгновение приподнимается его щека. «Увидеть бы ещё его глаза!..»

- Обещай, что убьёшь меня, когда я тебе разонравлюсь, - просит Шота после небольшой паузы.

- Почему?

- Не хочу совсем упасть, - поясняет Шота. - Я ведь...

Он не договаривает, но Субару будто чувствует его «люблю тебя», которое растекается внутри теплом и светом. «Не смогу без тебя». И становится легче. «Только за любовь и держусь». Будто всё внутри только и ждало этих слов. Пусть и не сказанных вслух.

- Я не позволю тебе упасть, - заверяет Субару, обнимая Шоту одной рукой.

«Ты никогда не разонравишься мне», - хочет сказать он.

«Когда придёт время, я убью тебя», - понимает Шота. Потому что ему с детства твердили, что демоны не способны любить.

@темы: - G, - PG-13, - au, -angst, Drabbles, Fanfiction, Nishikido Ryo, Shibutani Subaru, Yasuda Shota